Главная > Дороги > Какое наказание предусмотрено за уничтожение дороги

Какое наказание предусмотрено за уничтожение дороги

Литовский замок: преступление без наказания?


save_sp_burgmoykariver
Оригинал взят у moykariver в Литовский замок: преступление и наказание
Набережная Мойки, 102.
Генподрядчик ООО «ПО «УСП» разрушает фундаменты угловой башни северного крыла Литовского замка. Декабрь 2015 года.

Внеплановая выездная проверка деятельности КГИОП, которую проводит Управление Минкультуры России по Северо-Западному федеральному округу, едва ли сможет обойти своим внимание тему, вот уже третий месяц будоражащую умы градозащитников и петербургской общественности и ставшей предметом обращения к прокурору Санкт-Петербурга: кто будет отвечать за уничтожение найденных в результате археологических раскопок фундамента башни и корпусов северного крыла знаменитого Литовского замка, приуроченного по злой насмешке судьбы к открытию 14 декабря 2015 года… Санкт-Петербургского культурного форума, посвящённого 70-летию ЮНЕСКО?

Напомним, что Федеральный закон от 23.07.2013 N 245-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пресечения незаконной деятельности в области археологии" существенно усилил ответственность за подобные преступления.

Квалифицирующие признаки этого преступления также претерпели изменение. Теперь повышенная ответственность предусмотрена за уничтожение выявленных объектов археологического наследия, как для физических, так и для юридических лиц.

Максимальный срок лишения свободы за уничтожение или повреждение объектов культурного наследия, перечисленных в ч. 2 ст. 243 УК РФ, составляет пять лет, и такие преступления уже относятся к преступлениям средней тяжести. Для преступлений средней тяжести срок привлечения к уголовной ответственности равен шести годам с момента совершения преступления (п. "б" ч. 1 ст. 78 УК РФ). Максимальный штраф для физических лиц за подобные преступления установлен в размере до 5 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет.

Кроме того, УК РФ дополнен ст. 243.1, в которой установлена уголовная ответственность за нарушение требований сохранения или использования выявленных объектов культурного наследия. Преступлением считается такое нарушение, которое по неосторожности повлекло уничтожение или повреждение объектов культурного наследия в крупном размере. Повреждение в крупном размере означает, что стоимость восстановительных работ для объекта культурного наследия или стоимость мероприятий для сохранения объекта археологического наследия превышает 500 тыс. руб. За совершение данного преступления предусматривается наказание в виде штрафа до 1 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, или лишение свободы на срок до двух лет.

Важно, что привлечение к уголовной ответственности виновных физических лиц не освобождает организации от ответственности за совершение административного правонарушения. В соответствии с Федеральным Законом от 07.05.2013 N 96-ФЗ существенно усилена административная ответственность за нарушение законодательства в сфере охраны объектов археологического наследия. В частности, за нарушение требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия (ст. 7.13 КоАП РФ) и ответственность за уничтожение или повреждение объекта культурного наследия (ст. 7.14.1 КоАП РФ). За совершение данных правонарушений для юридических лиц установлены штрафы, максимальный размер которых составляет 60 млн. руб.

Отметим, что в соответствии с ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за указанное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за это правонарушение юридическое лицо. Соответственно, поскольку в статьях 243 и 243.1 УК РФ не исключена возможность привлечения к административной ответственности, а в статьях 7.13 и 7.14.1 КоАП РФ не исключена возможность привлечения к уголовной ответственности, то за уничтожение или повреждение выявленного объекта археологического наследия возможно как привлечение юридических лиц к административной ответственности, так и ответственных должностных лиц - к уголовной.

Теперь напомним вкратце историю предшествующих событий. В 2007 г. ООО «Охта Групп» через своих дочек выкупило у города участок территории по набережной р. Мойки, 102 вместе со зданием бывшего детского сада, а затем получило разрешение от КГИОП на возведение на месте снесённого здания детсада 6-этажного элитного дома на 24 квартиры с двухуровневым подземным паркингом на 47 машиномест по проекту архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнёры». В 2012 году стоимость строительства оценивалась в 1,6 млрд. рублей, что делало апартаменты в доме одними из самых дорогих в городе. Заметим, по мнению градозащитников, получило участок на Мойке 102 в обход закона Санкт-Петербурга от 19.01.2009 № 820-7, запрещающего всякое новое строительство на этом участке, формирующем уличный фронт набережной.

По закону, началу стройки должно было предшествовать археологическое исследование территории, дабы не оказались утеряны артефакты, которые могли сохраниться в культурном слое. На период археологических исследований устанавливается мораторий на строительные работы. Как правило, это является формальным моментом, учитывается застройщиком в сроках реализации проекта и никаких осложнений для застройщика не несёт. Собранные и описанные археологами артефакты извлекаются из земли, обязательная государственная экспертиза подтверждает, что культурного слоя на участке больше нет, оставшиеся фрагменты старых строений исторической и культурной ценности не представляют. КГИОП или Минкультуры утверждают выводы экспертизы, после чего мораторий на строительные работы снимается, и застройщик может приступать к строительным работам в полном объёме.

И вот тут Литовский замок преподнёс свой первый сюрприз. Оказалось, что на участке в слое почвы сохранились не только многочисленные мелкие артефакты, а целиком фундаменты башни и корпусов северного крыла Литовского замка, построенные в 1780-х годах по проекту выдающегося архитектора И. Старова, с подземными помещениями, фрагментами лестницы и системы водовода. До этого считалось, что при возведении здесь в 1961 году трёхэтажного здания детского сада (разобрано застройщиком в 2013 году) старые фундаменты Литовского замка были утеряны.

В начале 2014 года археологи из ИИМК РАН изложили свои открытия в семи увесистых томах научного отчёта и представили его результаты в КГИОП, который, согласно закону, по факту получения материалов археологических изысканий издал распоряжение о включении объекта археологического наследия «Фундамент башни и корпусов северного крыла Литовского замка» в список выявленных объектов культурного наследия. И направил застройщику ООО «Особняк» предписание приостановить все работы на участке до проведения государственной историко-культурной экспертизы археологического объекта.

Перед застройщиком возникли мрачные перспективы. Заключение предстоящей государственной историко-культурной экспертизы приобретало для него едва ли не судьбоносное значение. Если бы государственная экспертиза подтвердила основные выводы, содержащиеся в семи томах научного отчёта Институт истории материальной культуры Российской Академии наук, объект археологического наследия был бы включён в единый государственный реестр памятников культурного наследия народов Российской Федерации. Его статус охраняемого государством объекта практически исключал какое-либо хозяйственное освоение данной территории. Для строительства элитного клубного дома пришлось бы искать другое место. Поэтому выводы экспертизы, казалось бы, стали для застройщика долгожданной победой.


"Паспорт объекта", установленный в 2013 году при въезде на территорию участка строительства по набережной р. Мойки. д.102. Февраль 2017 года.

А теперь вернёмся «в Литовский замок». Фактически уничтожение археологических объектов производил генподрядчик ООО «ПО «УСП» (генеральный директор Д. Н. Грибанов, прораб Е. А. Мурашов) с санкции заказчика ООО «Особняк» (генеральный директор Н. К. Ованесьян) и Управляющего проектом строительства ООО «ОХТА Групп Жилая Недвижимость» (директор проекта Д. Б. Казберов). Обе последние компании являются дочками ООО «Охта Групп».

В качестве формального прикрытия начала 14.12.2015 г. робот по уничтожению археологических объектов (фундамента башни и корпусов северного крыла Литовского замка) застройщик использовал распоряжение председателя КГИОП С. В. Макарова от 11.12.2016 № 10-587 «О признании утратившим силу распоряжении КГИОП от 09.04.2014 № 10-148 «Об отнесении к выявленным объектам культурного наследия». То есть о снятии с археологического объекта охранного статуса, которым по закону обладают все выявленные объекты культурного наследия. В свою очередь данное распоряжение было принято С. В. Макаровым во исполнение приказа Министерства культуры Российской Федерации от 08.12.2015 г. № 2997 «Об отказе во включении выявленного объекта культурного наследия «Фундамент башни и корпусов северного крыла Литовского замка» (Санкт-Петербург, набережная реки Мойки д. 102) в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации».

Приказ Министерства культуры Российской Федерации от 08.12.2015 г. № 2997 основывался на выводах государственной историко-культурной экспертизы документов, обосновывающих включение выявленного археологического объекта в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Акт экспертизы был подписан 17.08.2015 г., зарегистрирован в КГИОП 22.09.2015 г. № 3-8403 и спустя месяц направлен «для принятия решения» в Минкультуры РФ письмом от 20.10.2015 № 7-4455 за подписью председателя КГИОП С. В. Макарова. Заключение экспертизы было отрицательным и содержало вывод о необоснованности включения фундамента башни и корпусов северного крыла Литовского замка в единый государственный реестр. 26.10.2015 г. Акт по результатам государственной историко-культурной экспертизы был выложен на сайте Минкультуры РФ для общественного обсуждения, по закону оно должно было продолжаться 15 рабочих дней.

Сводки предложений и замечаний, поступивших в ходе общественного обсуждения, на сайте Минкультуры РФ обнаружить не удалось. Можно допустить, что в установленные законом сроки они не поступили. Это, однако, никак не снимает с КГИОП и Минкультуры РФ ответственности за проверку заключения государственной историко-культурной экспертизы на соответствие требованиям Федерального закона РФ N73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» и «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», утверждённого Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569.

Из письма председателя КГИОП С. В. Макарова от 20.10.2015 № 7-4455 на имя Б. Д. Мазо, директора департамента управления имуществом и инвестиционной политики Министерства культуры Российской Федерации следует, что такую проверку КГИОП провёл и нарушений не нашёл. В письме С. В. Макаров, в частности, сообщает: «Акт соответствует требованиям Федерального закона и Положения о государственной историко-культурной экспертизе, утверждённого Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569». И ниже уточняет вывод экспертизы, дабы в департаменте управления имуществом ничего не перепутали: «По результатам рассмотрения документов, обосновывающих включение в реестр объекта археологического наследия «Фундамент башни и корпусов северного крыла Литовского замка» (Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 102) экспертной комиссией сделан вывод о нецелесообразности включения объекта экспертизы в реестр (отрицательное заключение)».

Между тем ознакомление с Актом экспертизы обнаруживает ряд неувязок и нарушений закона, допущенных при её проведении, не заметить которые специалисты КГИОП не могли. Часть этих нарушений приводилась в аналитической записке «О необходимости приостановки работ по возведению ООО «Охта Групп» 6-этажного элитного дома в охранной зоне исторического центра Санкт-Петербурга (набережная р. Мойки 102, литера А) и проведения всесторонней оценки угроз объекту всемирного наследия ЮНЕСКО», на которую мы уже ссылались (см.: Вопросы к государственной экспертизе по Литовскому замку). И это, похоже, лишь начало. Вопросы появляются и к экспертам, которые могли скрыть свои отношения с заказчиком строительства и заинтересованность в выводах экспертизы, нарушив тем самым п.8 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе» и ст.29 Федерального закона РФ N73-ФЗ. Например, вопросы вызывает привлечение в качестве члена экспертной комиссии О. В. Кардаша, директора АНО «Институт археологии Севера», проживающего в Нефтеюганске и занимающегося, судя по опубликованным трудам, археологией народов Севера. К тому же по случайному совпадению аттестация Кардаша в качестве эксперта была возобновлена Минкультуры РФ именно 16.06.2015 г., то есть в день начала работы экспертной комиссии. На это обстоятельство обратили внимание «Санкт-Петербургские ведомости» в статье «Реквием по Литовскому замку» в номере от 16.02.2016 г. Закрадывается подозрение, а не являлось ли присутствие специалиста по культуре и археологии коренных народов Севера крайне необходимым для начала и успешной работы экспертной комиссии по фундаментам Литовского замка? Быть может, Литовский замок возводился по той же древней технологии, что и чумы? И не потому ли, что эта догадка могла не подтвердиться, фундаменты срыли?
Директора АНО «Институт археологии Севера» О. В. Кардаш

Есть, однако, и другие версии неожиданного, на первый взгляд, появления О. В. Кардаша в составе комиссии при наличии в Санкт-Петербурге большой группы аттестованных экспертов. Для этого достаточно взглянуть на перечень деловых партнёров и «инвесторов» господина О. В. Кардаша, возглавляемого им «Института археологии Севера» и ООО, а также «НПО «СЕВЕРНАЯ АРХЕОЛОГИЯ-1», которое как юридическое лицо является экспертом по проведению государственных историко-культурных экспертиз, в которых участвует и сам О. В. Кардаш. Главное место среди инвесторов этих организаций и заказчиков экспертизы занимают компании нефте-газового сектора добывающей промышденности, в том числе структуры Газпрома, с которыми в свою очередь имеет давние отношения собственник, заказчик и застройщик участка по набережной р. Мойки, 102, ООО «Охта Групп» (та самая, у которой структуры Газпрома ещё в 2007 году выкупили участок земли под строительство небоскрёба «Охта-центр», и который после вмешательства общественности и ЮНЕСКО перенесли в Лахту). Сегодня пост управляющего директора «Охта Групп» занимает А. Е. Поляновский, в 2003-2004 гг. бывший помощником генерального директора по финансам ОАО «ГАЗПРОМ» и ООО «Газкомплектимпекс».

В этой ситуации у О. В. Кардаша вполне вероятен конфликт интересов, который, согласно части д) п.8 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе» и ст.29 Федерального закона РФ N73-ФЗ, не позволял ему быть привлечённым в качестве эксперта для проведения данной экспертизы. Пункт10 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе» в этой связи говорит: «в случае если эксперту известны обстоятельства, препятствующие его привлечению к проведению экспертизы либо не позволяющие ему соблюдать принципы ее проведения, установленные ст.29 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», в том числе если указанные обстоятельства стали известны ему в период проведения экспертизы, эксперт обязан отказаться от участия в проведении экспертизы. Заключение эксперта, в случае если указанные обстоятельства стали известны ему после оформления заключения экспертизы, считается ничтожным. В случае если вывод такого эксперта повлиял на результат экспертной комиссии, экспертиза проводится заново».

Обращает на себя внимание, что п.5 Акта государственной экспертизы об ответственности экспертов, проводивших экспертизу, не содержит указания на обязанность экспертов следовать принципам проведения экспертизы, установленным ст.29 Федерального закона N73-ФЗ, а также на обязанность экспертов при проведении экспертизы обеспечивать в полном объёме выполнение требований п.17 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе». Тем самым О. В. Кардаш и остальные эксперты формально отказались признать свою закреплённую законом обязанность следовать принципам осуществления государственной экспертизы.

Многочисленные признаки нарушения закона, допущенные при проведении государственной экспертизы по Литовскому замку, ставят под сомнение объективность и независимость выводов экспертизы и требуют поднять вопрос о законности их согласования региональным и федеральным органами охраны культурного наследия. В связи с этим, как нам стало известно, в 2017 г. Куйбышевским районным судом был принят к производству административный иск о признании незаконным приказа Министерства культуры Российской Федерации от 08.12.2015 г. № 2997 «Об отказе во включении выявленного объекта культурного наследия «Фундамент башни и корпусов северного крыла Литовского замка» (Санкт-Петербург, набережная реки Мойки д. 102 в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации», а также распоряжения председателя КГИОП С. В. Макарова от 11.12.2016 № 10-587 «О признании утратившим силу распоряжении КГИОП от 09.04.2014 № 10-148 «Об отнесении к выявленным объектам культурного наследия», имеющий хорошие шансы на удовлетворение. В этом случае приобретут актуальность и упомянутые выше статьи УК РФ и КоАП РФ об ответственности физических и юридических лиц за последовавшее незаконное уничтожение выявленного объекта археологического наследия «Фундамент башни и корпусов северного крыла Литовского замка».


Tags: Какое, наказание, предусмотрено, за, уничтожение, дороги

на моем месте часто бывают обычные люди, неподготовленные беспомощные. выдержка из ст. 82 В случае обнаружен...

Ответственность за нарушение законодательства о ...

Какая статья предусмотрена за порчу чужого имущества?

Возобновляется суд по делу братев Царнаевых


Вот и посмотрим, что по этому делу нам расскажут.
А пока- помните, как два казаха, соседи по комнате млашего Царнаева - уничтожили "улики": вынесли его рюкзак на помойку?  В рюкзаке  были флеш-накопитель, вазелин, пиротехника и ноутбук. Ну и вот: парней-то тоже судят. Азамат Тажаяков и Диас Кадырбаев обвиняются в воспрепятствовании расследованию теракта на Бостонском марафоне.  Но вот неадача: объявление приговора задерживается - его запараллелели с делом рыбака-браконьера, который, будучи пойман охраной, по дороге выпустил выловленную рыбу в море.
Казалось бы, при чём тут казахи? А тоже - уничтожение улик. Там есть тонкость.

Торговая палата США утверждала, что статья закона, предусматривающая наказание за уничтожение улик, предусматривает уничтожение финансовых документов и информации на иных носителях, и уничтожение рыбы не может быть поводом для наказания.
Тажаяков и Кадырбаев обвиняются по той же самой статье, что и рыбак. "Мы посчитали, что прецедент Тажаякова и прецедент рыбака лежат в одной правовой плоскости, так как в сумке Царнаева не было никаких документов и информации, а значит, выбрасывание сумки не является уничтожением улик", - заявил их адвокат.
Поэтому судьба казахов зависит от приговора рыбному браконьеру.
http://tengrinews.kz/kazakhstan_news/prigovor-tajayakovu-i-kadyirbaevu-otlojen-iz-za-ryibnogo-dela-264832/
Но там же был и третий - американец - Филлипос. Он отказался от своего признания, что вынес рюкзак - но  он утверждал, что не лгал на допросах, а искренне не помнил деталей этого злополучного вечера, поскольку весь день перед этим курил марихуану, в том числе в машине с закрытыми окнами.
Филлипос, который является американским гражданином и говорит на английском и амхарском, как на родном, вскоре после ареста был освобожден под залог в 100 тысяч долларов. Будучи иностранцами, оба казаха не были выпущены под залог и находятся в местной КПЗ.

VIII. Ответственность за нарушения лесохозяйственных ...

в виде компактных участков леса - 2-кратная ставка лесных податей за ... а также аварийной древесины вдоль лесовозных дорог на срок более 4 месяцев ... завышенных пней, и деревьев, на которых уничтожены клейма и номера. ... предусмотренных статьей 90 Лесного кодекса Российской Федерации, ...

Информационное письмо по фактам нарушений

Ответственность за уничтожение плодородного слоя почвы, а равно порчу земель ... и отходами производства и потребления предусмотрена частью 2 ст. ... прокладке дорог; невыполнения мероприятий по рекультивации земель, ...

Что необходимо брать в дорогу
Как нужно переходить дорогу в условиях плохой видимости
Какая дорога заставляет всех хромать
Показать / написать / закрыть комментарий(ии)